klevoz.ru страница 1
скачать файл
1.4. Возрастная периодизация женщины как субъекта репродуктивного поведения

Психология развития содержит множество возрастных периодизаций жизненного цикла человека, в основу которых закладывается взгляд на развитие какой-либо одной черты: нравственности, интеллекта, мотивационной сферы, психических новообразований, поведенческих реакций и т.д. Наряду с ними существуют периодизации, рассматривающие формирование полоролевого поведения и идентичности, сексуальной и репродуктивной активности. Одной из первых теорий данного типа является концепция психосексуального развития в рамках ортодоксального психоанализа З.Фрейда. Выделяя 5 стадий формирования сексуальности, автор указывает, что возрастом появления и закрепления полоролевой идентичности является период от 3 до 6 лет или, так называемая, фаллическая стадия [1]. Современные сексологи также согласны с этим положением, утверждая, что к концу дошкольного возраста полоролевая идентичность практически завершает свое формирование. Минимальная вероятность ее коррекции еще существует в начале подросткового возраста и, упустив этот последний шанс, социальное окружение теряет возможность воздействия на психосексуальную сферу, поскольку полоролевая идентичность фиксируется окончательно [2]. Именно данная фаза характеризуется повышенным интересом ребенка к своим половым органам, телесному устройству, а также к физиологическим особенностям лиц противоположного пола. Направленность и адекватность формирования полоролевой идентичности в данный период зависит от специфики взаимоотношений ребенка с родителями в рамках комплексов Эдипа и Электры. Основываясь на древнегреческой мифологии, психотерапевтической практике и житейских наблюдениях Фрейд делает вывод, что в указанном возрасте появляется эротическое влечение мальчика/девочки к матери/отцу и чувства ненависти, соперничества к родителю одноименного пола. В норме данные явления должны исчезнуть к концу фаллической стадии, что обеспечивает адекватную полоролевую идентификацию по причине того, что ребенок в поведении подражает тому родителю, который эмоционально привлекателен для него. В противном случае, при фиксации на эдипальных отношениях с родителем противоположного пола и отсутствии перехода к позитивным контактам с родителем одноименного пола, ребенок в своем поведении будет подражать родителю противоположного пола и, соответственно, проявлять полоролевые черты, свойственные данному полу. Чаще всего такая негативная картина, по мнению Фрейда, присуща развитию девочек в силу их биологии и некоторых физиологических особенностей – отсутствие фаллоса. При фиксации на фаллической стадии и чувствах, связанных с отцом, у девочки возникает определенное психическое образование, которое отражается на сексуальности в целом и специфике репродуктивного поведения в частности уже взрослой женщины – «комплекс кастрации», который приводит к формированию «комплекса маскулинности». Его распространенность объясняет, с точки зрения автора, такие социальные явления, как женская эмансипация и феминизм, а также более частные явления, например, скрытая ненависть и агрессия по отношению к мужчинам, попытка манипулировать ими, желание быть главой семьи – все то, что Фрейд назвал «кастрирующим» типом женщин.

В поисках источника этого своеобразного комплекса кастрации в психологическом развитии женщин можно указать на ту стадию детства, на которой маленькие девочки завидуют мальчикам из-за их гениталий. По мнению К.Хорни: «Такое примитивное отношение к телу кажется нам, взрослым европейцам, странным. Но мы видим, однако, что другие народы, мыслящие более наивно и поэтому менее скованные в половых вопросах, достаточно открыто исповедуют культы, включающие в себя поклонение телесным символам сексуальности, особенно фаллосу, который они возводят в ранг божества и приписывают ему чудодейственную силу. Образ мышления, лежащий в основе фаллического культа, и в самом деле настолько близок детскому, что он понятен каждому, кто знаком с жизнью детей». И далее, говоря о девочке, Хорни отмечает: «…способность к материнству дает ей (девочке) неоспоримые биологические преимущества, и поэтому скорее уж следовало бы ожидать обратного, зависти к материнству в душе мальчика. Я хочу вкратце отметить, что такое явление действительно существует, и от этой зависти исходит мощный импульс, побуждающий мужчину к продуктивной деятельности в культурной сфере. С другой стороны, на столь ранней стадии развития девочка еще не понимает, что в перспективе у нее имеется преимущество перед мальчиками, а потому это не оберегает ее от ощущения своего невыгодного положения в данный период» [3, стр. 66]. А также: «…как бы женщину ни превозносили в роли матери или возлюбленной, с точки зрения человеческих или духовных ценностей на первом месте всегда оказывается мужчина. Именно с таким впечатлением и растет маленькая девочка. Если мы осознаем, что уже с первых детских лет у девочки есть причина для зависти к пенису, то нам легко понять, в какой мере такая социальная позиция способствует оправданию ее мужских желаний на сознательном уровне и в какой мере она препятствует внутреннему принятию женской роли» [3, стр. 74]. «…уязвленная женственность дает начало комплексу кастрации, а этот комплекс нарушает развитие женщины» [3, стр. 27]. Современные зарубежные исследования подтверждают более выраженную склонность девочек к подражанию мужским моделям поведения, нежели у мальчиков по отношению к женским культурным образцам [4 - 6].

В рамках психоаналитического направления роль «комплекса кастрации» рассматривается неоднозначно. Так, З.Фрейд описывает ее с позитивной стороны, утверждая, что только зависть к пенису и ее преодоление порождают в женщине желание иметь ребенка [1]: «…на этой стадии девочка располагает двумя возможностями преодоления комплекса зависти к пенису безо всякого ущерба для себя. От аутоэротического нарциссического желания иметь фаллос она может перейти к женскому стремлению к мужчине (или отцу), а именно: через идентификацию себя с матерью либо к материнскому желанию иметь ребенка (от отца)» [3, стр. 14]. Хелен Дойч продемонстрировала, главным образом, сдерживающий эффект [7 - 8]. Она придерживается мнения, что с появлением каждой новой сексуальной функции, например, в начале пубертата, при вступлении в половую жизнь, при беременности и после рождения ребенка, эта фаза реактивируется и ее приходится каждый раз заново преодолевать, чтобы достичь женской установки.

Поскольку, «…девочки и женщины, столь явно выражающие желание быть мужчиной, на заре своей жизни прошли через фазу чрезвычайно сильной фиксации на отце» [3, стр. 14], то известный американский психоаналитик и исследователь проблемы сексуальности А. Лоуэн заключает, что специфика женских поведенческих установок будет зависеть от специфики отношений маленькой девочки со своим отцом [9]. С этой точки зрения он описывает четыре роли, которые может играть женщина в своем сексуальном поведении. По мнению автора, на примитивной стадии раз­вития человека эти аспекты не разделены; женщина, при всем многообразии ее функций, выступает как Великая Мать, сочетая в себе все присущие ей роли. С появлени­ем «Эго» и отмиранием матриархального уклада жизни единство женской личности распадается на противопо­ложные по своей сути категории: сексуальный объект и мать. До этого функции Великой Матери сочетали обе эти роли. Диссоциацию, которая возникла с началом разви­тия цивилизации, можно рассматривать как процесс, сна­чала незаметный, а потом все более явный. Эволюция куль­туры с появлением христианства и идеи бескорыстной братской любви выделила еще два аспекта женской лич­ности — роль сестры и романтический идеал.

Упомянутые четыре роли соответствуют четырем ста­диям личной жизни женщины: дочь, сестра, возлюблен­ная (романтический идеал) и мать. Психосексуальное становление женщины — это процесс развития, в кото­ром каждая последующая стадия включает предыдущую в ее созревающую личность. Когда женщина достигает конечной материнской стадии, она уже прошла через другие грани своей природы и успешно вобрала их в себя. Материнство — не цель, а окончательная ступень завер­шенности женского существа. Очередной этап развития вырастает из предыдущего. Женщина не может играть роль сестры, если она не исполнила роль дочери. Если в ее развитии случаются отклонения, которые останавли­вают ее на какой-то более ранней стадии, то поведение взрослой женщины будет отражать их, и какая-то грань личности будет доминировать.

Обычно все эти стороны скрыты внутри реальной жизни женщины. В здоровом браке муж не воспринима­ет жену единственно как сексуальный объект, сестру, романтический идеал или мать. Он биологически отзы­вается на нее как на целостную личность. Но если фор­ма ее поведения ограничена и структурирована в специфи­ческую роль, мужчина будет воспринимать женщину в рамках этой роли. Приостановка созревания на уровне дочери связа­на с неспособностью преодолеть ситуацию Эдипова ком­плекса, зафиксировав ее личность на роли сексуального объекта. В каждом психотерапевтическом случае работы с пациентками данного типа было доказано отсутствие родительской любви, ребенок чувствовал себя нелюбимым и нежеланным. Это отстранение порождало разлом в отношении девочки к окружающим и к себе самой. Чувствуя себя нелюбимой, она отрицает собствен­ную потребность любить и переносит ее на других. От­рицание и проецирование — вот те механизмы, которые использует такой ребенок, чтобы защититься от боли от­вержения. Непосредственным эффектом воспитания в подобной среде становится неспособность остаться в одиночестве, невротическая потребность в тепле. Отсутствие любви связано с отсутствием понимания со стороны ее отца, на которого девочка переносит незавершенное оральное влечение. Этот перенос, который присущ каждой девочке в ходе ее пси­хосексуального развития, создает чрезмерную зависи­мость от мужской фигуры. Враждебное отношение к матери как к сопернице препятствует сознательному отождествлению с ней и, соответственно, с феминными установками в целом. Инфантильность и эмоциональная незрелость накладывают отпечаток на репродуктивную активность таких женщин, что проявляется в их неспособности со взрослой ответственностью относится к детям вообще и к планированию их рождения в частности.

Сестринское отношение к мужчине вырастает из общности интересов и ощущения равенства. Оно отража­ет чувства девочки предпубертатного возраста к мальчи­кам ее возрастной группы, к их братьям и друзьям. Ис­тинное сестринское чувство к мальчику или настоящее братское отношение к девочке подразумевает признание прав другого человека и его личности и принятие его как представителя другого пола. Сестринские отношения, однако, в своей основе лишены сексуальности, посколь­ку это биологически определено латентным периодом, ко­торый продолжается с пяти-шести лет вплоть до поры взросления. Многие девочки застывают на этом уровне развития личности. Однако, это не препятствует их вступлению в брак или рождению детей. Застывание на сестринском уровне специфическим образом выстраивает их отноше­ния с мужьями. Супружеские отношения выходят на пер­вый план, а сексуальные отходят на второй, но, тем не менее, первые обеспечивают взаимную поддержку во внешнем мире. Женщина в своих сестринских отношениях с сексуаль­ным партнером осознает себя, прежде всего, как компа­ньонку и как его сподвижницу. Женщина-сестра, если по­пытаться описать ее цель в данном случае, не бывает удовлетворена положением, при котором она остается «на вторых ролях». Ее желание быть незаменимой для мужа заставляет ее доказывать, что она превосходит его интел­лектуально или в деловом отношении. Таким образом, она не только его компаньон и соратник, но и конкурент. Сестринская позиция женщины характеризуется формальностью отношений не только с мужем, но в том числе и с детьми, которые воспринимаются как признак полноценности брака и должны соответствовать своему «правильному» образу в представлении матери. Женщина – сестра в своем материнском поведении полностью соответствует традиционным стереотипам, но оно всегда отличается некоторой степенью напряженности и сознательным контролем. Зрелая женщина может действовать как помощник и компаньон мужа, не превращаясь в сестру. Этот аспект женской личности не доминирует в отношениях зрелой женщины и ее сексуального партнера, как это происхо­дит у женщины-сестры. Взрослая, зрелая женщина не руководит и не разрушает. Поскольку она цельная жен­щина, то может стать истинным другом.

Женщина, чья личность зафиксирована на роман­тическом уровне, вступает в отношения с мужчинами как сексуальная личность. Она отличается от типажа доче­ри-проститутки, которая подает себя как обезличенный сексуальный объект. Но хотя призыв к мужчинам исхо­дит с сексуального уровня, ее личность исключает воз­можность того, что она обладает сексуальным влиянием, в этом мире она принижена до позиции сексуального объекта. Таким образом, на определенном уровне своей личности она сохраняет девственность. Ее психосексуаль­ное развитие соответствует подростковой стадии, возра­сту 16—17 лет.

Задержка эмоционального развития на стадии дев­ственницы или романтического идеала происходит по причине неполного разрешения ситуации Эдипова комп­лекса. Данная структура личности подразумевает, что развитие продвинулось за уровень «сестры» и что девушка не подавляет своих сексуальных чувств, как другие типы. Но ей не удается уйти от конфликта, возникшего в отношениях с отцом. Он принимал ее при условии, что она подавляет или скрывает сексуальную активность. Это «хорошо воспитанная» девушка, которая находится под влиянием своих родителей, уважает их, и поэтому не пе­реступает норм сексуальной морали. Структуре личности, определяемой этим конфликтом, в психоаналитической литературе присвоен ярлык «ис­терической женщины». Во времена Фрейда проявления этого конфликта между любовью и сексом вызывали ис­терические припадки или кризисы. Фрейд и ранние ана­литики лечили женщин, выросших в условиях виктори­анской морали. На упоминание секса для них было наложено табу, им становилось дурно, если они неожи­данно сталкивались с реальными фактами жизни. Исте­рическая реакция возникала из-за высвобождения подав­ленного сексуального чувства. Хотя моральная атмосфера с тех пор сильно изменилась, и истерическая реакция встречается гораздо реже, но истерическая структура ха­рактера осталась все той же. Такая личность не может соединить романтические аспекты любви с ее физичес­ким выражением в сексе. Но там, где викторианская женщина углублялась в романтические идеалы и сдержи­вала сексуальную активность, ее современная сестра более свободна, хотя все так же отрывает секс от романти­ческих устремлений. Требования, которые предъявляет ее «Эго», не позволяют ей полноценно отда­вать себя детям и мужу. Беременность, «грудное вскармливание, как и секс, для «истерической женщины» выглядят отклонени­ем от романтического образа, который подразумевает, что она помещена на пьедестал и ею восхищаются» [9, стр.381].

Коварство невротических тенденций в браке, ярче всего проявляется в супружеских проблемах женщины, которая играет по отношению к мужчине роль матери, которая иногда воплощается в образе мученицы, так как отказ от себя типичен для такой структуры лич­ности. Такая позиция отличается от роли «сестры», кото­рая считает себя равной мужчине и обеспечивает ему поддержку и заботу. Психологически женщина, занима­ющая позицию матери-мученицы, демонстрирует свой­ства, в которых преобладают черты мазохизма. Однако элемент мазохизма присутствует и в сестринской лично­сти, и две эти роли не всегда можно отчетливо и легко дифференцировать на практике. Но если «сестра» занимает активную позицию, то «мать» пассивно подчинена. Роль матери можно рас­сматривать как защиту против позиции сексуального объекта. Чтобы сохранить эту защиту, активность жен­щины фокусируется на материнстве; факт принятия пищи становится более важным, чем удовольствие от того, что вкушаешь ее; дети становятся важней, чем она сама. Обычно, такая женщина создает большую семью, которая является своеобразной компенсацией за отсут­ствие интереса к ней как к личности. Обсуждаемая история развития личности материнского типа включает в себя стадии дочери, сестры и даже по­пытку занять позицию романтического идеала. Неспо­собность отца откликнуться на ее женственность и под­держка дочери в противостоянии матери способствуют тому, что женщина играет роль, лишенную сексуальнос­ти. Она завершена как женщина, а не как ребенок, но не способна отстоять свое право на сексуальную завершен­ность. В отличие от «сестры» ее личность почти не содер­жит мужественных элементов. Сексуальные чувства расцветают в полную силу, если преодолеть мазохистские склонности.

Четыре описанные роли представляют собой невротические разрешения ситуации Эдипова комплекса. Конечная форма отношения девочки к отцу определяет форму ее отношения ко всем мужчинам. В каждом слу­чае эта форма содержит специфический конфликт. Четыре аспекта женской личности являются психологи­ческими компонентами, которые описывают виды поведе­ния. В действительности нет чистых типов, роли часто сме­шаны между собой.

По мнению А.Лоуэна «создав концепции высших и низших цен­ностей, наша культура отрывает любовь от секса. Это разделение расщепляет единство женщины на фрагмен­ты: сексуальный объект, сестра, соратница, романтичес­кий идеал, соблазнительница, мать, ведьма. Независимо от того, какие стороны преобладают, нетрудно видеть, что фрагментация возникает в результате пренебрежения сек­суальными чувствами развивающейся девушки» [9, стр.394].

Доминирование какой-либо отдельной роли в поведении женщины вызывает конфликты не только внутреннего плана, но и проблемы межличностного взаимодействия, в том числе влияющие на воспитание собственных детей. «Ни тип дочери, ни тип сестры, ни роман­тический идеал, ни даже женщина, играющая роль матери для мужчины, не имеют того, что создает основу для полноценного развития своих детей. Поэтому сексуальные проблемы одного поколения передаются другому. Этот порочный круг невозможно разорвать, пока существует двойной стандарт, который расчленяет человека на мыслящее существо (homo sapiens) и животное тело, что полностью отметается как женщинами, так и мужчинами» [9, стр. 395].

Психоаналитический подход к пониманию развития человека часто обвиняют в излишне биологизаторском акценте и придании физиологическим аспектам слишком большого значения. Возможно, классический психоанализ ставит чрезмерное ударение на зависимость личностного развития от природных характеристик, но, при этом, нельзя отрицать, что, в частности, становление женщины как субъекта сексуально-репродуктивного поведения сильно зависит от физиологических основ. Со времени первой менструации, называемой менархе, и до их прекращения - этот период в жизни женщины называется менопауза (или климактерический период) - тело женщины претерпевает непрерывный периодический цикл, включающий в себя гормональные, физиологические и психологические изменения. Этот менструальный цикл включает в себя производство яйцеклетки и периодическую подготовку матки к беременности с последующим постепенным возвращением в «неподготовленное» состояние, если беременность не наступила [10]. С данным физиологическим процессом подготовки К. Хорни связывает явление предменструального напряжения, возникающего по ее мнению только у тех женщин, которые испытывают какой-либо конфликт, связанный с деторождением: «…этот особый период женского цикла является трудным только для тех женщин, у которых идея материнства исполнена огромным внутренним конфликтом» [3, стр.110]. Предменструальные процессы как физиологическая подготовка к зачатию актуализируют бессознательный конфликт, что вызывает то специфическое состояние, которое получило название «предменструального синдрома»: перепады настроения, утомляемость, раздражительность, конфликтность и т.п. Принятый на тот момент взгляд о том, что предменструальное напряжение вызывается возрастанием либидо Хорни отрицает, «поскольку нарастание либидо продолжается на протяжении всего менструального цикла и внезапный спад эмоционального напряжения нельзя понять с этой точки зрения. С другой стороны, начало кровотечения кладет конец фантазиям о беременности…» [3, стр.109].

Обычно первая менструация происходит между 9 и 16 годами, хотя отклонения за пределы этого периода тоже могут считаться нормальными. Менопауза, как правило, приходится на промежуток времени между 45 и 55 годами. Таким образом, годы между менархе и менопаузой представляют собой период, когда женщина потенциально способна к деторождению, хотя реально она способна к зачатию только несколько дней на протяжении каждого из примерно месячных периодов [10]. Период половой зрелости, или репродуктивный период, занимает около 30 лет — с 16—18 до 45 лет. В этот период у женщины функционирует двухфазный менструальный цикл. Его физиологический механизм очень сложен. В упрощенном виде его можно представить следующим образом. В подкорковой зоне головного мозга происходит пульсирующая секреция специальных химических веществ (нейросекретов), которые по кровеносной системе попадают в переднюю долю гипофиза. Специальными клетками этой железы внутренней секреции вырабатываются два вида так называемых гонадотропных гормонов: лютеинизирующий гормон (ЛГ) и фолликулостимулирующий гормон (ФСГ). Эти гормоны, попадая в кровь, действуют на яичник, стимулируют рост фолликула, в котором начинают вырабатываться половые гормоны (эстрогены) и происходит созревание яйцеклетки. Повышение продукции ЛГ и ФСГ в середине менструального цикла (11—15-й день) приводит к разрыву фолликула и выходу яйцеклетки в брюшную полость (1-я фаза цикла). На месте фолликула; возникает желтое тело, в котором начинается продукция гормона желтого тела прогестерона (2-я фаза цикла). Под действием эстрогенных гормонов в слизистой оболочке матки происходят восстановление и рост клеток эпителия функционального слоя слизистой оболочки матки (1-я фаза цикла). После овуляции и начала продукции гормона желтого тела (прогестерона) в слизистой оболочке матки появляются железы, которые заполняются секретом (2-я фаза цикла, 15-28-й день).

Если оплодотворение не наступило, то происходит увядание желтого тела, уменьшается, а затем прекращается выработка прогестерона. Это приводит к омертвению функционального слоя слизистой оболочки матки, и она начинает отторгаться — начинается менструация. В это время в результате изменения концентрации в крови половых гормонов яичников вновь начинаются очередной процесс выработки нейросекретов в передней доле гипофиза, развитие нового фолликула и созревание очередной яйцеклетки в яичнике. Все эти сложные процессы регулярно происходят в организме здоровой женщины в течение всего периода половой зрелости. Менструальный цикл — циклические изменения в репродуктивной системе женщины от 1-го дня предыдущей менструации до 1-го дня очередной менструации. Нормальная продолжительность менструального цикла 21—35 дней. Менструация — выделение крови из половых путей в конце каждого двухфазного менструального цикла. Продолжительность менструации в норме 2 - 7 дней.

Физиологическая основа репродуктивной активности крайне важна и по оценке исследователей женщины, вынашивающие детей в подростковом возрасте, подвергаются большому риску, как осложнений в течение беременности, так и наличия у детей врожденных дефектов. Точно так же, чем старше пара, планирующая детей, тем выше, особенно после 40 лет, вероятность появления у потомства врожденных дефектов [11].

Активное формирование необходимой для оптимальной репродуктивной активности физиологической базы начинается в период полового созревания - этап жизни человека, когда половые железы начинают вырабатывать большое количество гормонов. Это приводит к тому, что гендерная идентичность проявляется в изменениях организма, в углублении сексуальных чувств и в поведении, связанном с полом [10]. Гормональные воздействия в этот период могут иметь ясно выраженное влияние на личность, в том числе на некоторые тенденции, разделяющие мужчин и женщин [12].

Период полового созревания девочки занимает около 10 лет. Его возрастными границами являются 7(8)—17(18) лет. В течение этого времени, помимо созревания репродуктивной системы, заканчивается физическое развитие женского организма: рост тела в длину, формирование телосложение и распределение жировой и мышечной ткани по женскому типу. Физиологический период полового созревания протекает в строго определенной последовательности. В пубертатном периоде (7—9 лет) отмечается скачок роста, появляются первые признаки женской фигуры: округляются бедра, начинает формироваться женский таз, утолщается слизистая оболочка влагалища. В 1-ю фазу пубертатного периода (10—13 лет) начинается увеличение молочных желез, оволосение лобка. Этот период завершается первой менструацией менархе (в возрасте около 13 лет), которая совпадает с окончанием быстрого роста тела в длину. Во 2-ю фазу пубертатного периода (14—17 лет) молочные железы и половое оволосение завершают развитие, последним заканчивается оволосение подмышечных впадин, которое начинается в 13 лет. Менструальный цикл становится нормальным (двухфазным), прекращается рост тела в длину и окончательно формируется женский таз. Половая зрелость наступает к 16—18 годам, когда весь организм женщины окончательно сформирован и готов к зачатию, вынашиванию беременности, родам и вскармливанию новорожденного.

Одновременно с внешними, объективными проявлениями взрослости возникает и чувство взрослости - отношение подростка к себе как к взрослому, ощущение и осознавание себя взрослым человеком. Эта субъективная сторона взрослости считается центральным новообразованием младшего подросткового возраста [13]. К концу стадии, примерно в 15 лет, после периода ролевой диффузности, поиска себя, личностной нестабильности у подростка формируется «Я - концепция» - система внутренне согласованных представлений о себе, образов «Я». Кроме того, важное значение в этом возрасте имеет развитие навыка эмоциональной близости. Благодаря отношениям со сверстниками подростки приобретают необходимый опыт, учатся поддерживать отношения с партнером и начинают понимать, какие обязательства связанны с близкими отношениями [10]. При этом, чаще всего, дети воспроизводят жизненные сценарии родителей [14]. Именно на этот возраст приходится начало половой жизни [4, 15]. «…ежегодно каждая восьмая девушка в возрасте от 15 до 19 лет (большинство из них не замужем) в США беременеет [16]. На подростков приходится одна треть всех неконтролируемых родов [17]. Около 30 % этих беременностей приводят к аборту, 50 % заканчиваются рождением ребенка, а остальные – выкидышем [16]».

Беременность и рождение ребенка в юном возрасте влияют на социальное положение девушек. Юные матери реже заканчивают школу и получают высшее образование. В данном случае в действие вступают сценарии, создающие множество проблем для всего общества, включая различные организации и систему здравоохранения [18]. Если в 15 лет жизнь кардинально не изменилась, и девушка осталась в школе, она тем самым отсрочила на два года выход во взрослую жизнь и, как правило, сам выбор дальнейшего пути. В этот относительно короткий срок необходимо создать жизненный план, решить вопросы, кем быть и какой быть. Окончательно самоопределение, позволяющее начать утверждать себя в жизни, и является центральным возрастным новообразованием юности. По мнению известного исследователя психологии развития Э. Эриксона основным содержанием подростково – юношеского возраста является разрешение конфликта «идентичность – смешение ролей» или, используя другой термин, кризис самоопределения, полоролевого в том числе [19]. По мнению автора теории психосоциального развития женщины откладывают разрешение данного конфликта до того времени, пока «они не узнают, за кого выйдут замуж и для кого будут поддерживать уют в доме» [19, стр. 123]. Таким образом, идентичность женщины определяется сугубо ролью матери и жены [19 - 21].

Следующий период возрастного развития – молодость - охватывает период жизни от окончания юности (от 20 - 23 лет) до примерно 30 лет. Молодость - это, прежде всего, время создания семьи и устройства семейной жизни, время освоения выбранной профессии, определения отношения к собственной жизни и своей роли в ней. Молодость часто называют возрастом любви. Для нее характерно оптимальное сочетание психологических, физиологических, социальных и других факторов, благоприятствующих выбору спутника жизни и созданию семьи. От того, как складывается семейная жизнь, во многом зависит общее развитие человека - его духовный рост, развитие способностей и т. д. Особенно большое значение имеет рождение детей. С появлением ребенка родители уже не просто женщина и мужчина, они становятся матерью и отцом. Созданная ими семья приобретает новое качество, получает окончательное завершение как важнейший институт продолжения человеческого рода и преемственности поколений [13].

В молодости человек начинает утверждать себя в жизни, осуществлять поставленные цели. В молодости большинство людей встречают спутника жизни и создают семью, дают начало новому поколению. В молодости практикой самой жизни проверяется правильность сделанного ранее выбора жизненного пути; приобретается профессиональное мастерство. Центральными новообразованиями этого периода можно считать семейные отношения и профессиональную компетентность. В конце возраста, на границе со зрелостью человек уясняет смысл своей жизни, подводит ee первые итоги.

Зрелость - самый длительный для большинства людей период жизни. Его верхнюю границу определяют по-разному: от 50 - 55 до 65 - 70 лет [13]. Обычно ее связывают со временем ухода на пенсию. На данном этапе жизни женщины ее семья, как правило, переживает следующие этапы. Многие женщины проходят через развод и создают новые семьи. Начиная с середины и ближе к концу зрелости, у многих женщин начинается менопауза. Климактерический период, во время которого происходит угасание репродуктивных функций, можно разделить на несколько этапов:



  1. пременопаузальный период — от 45 лет до наступления менопаузы;

  2. менопауза — период отсутствия менструаций. Последняя менструация в среднем наступает в возрасте 50,8 года;

  3. перименопаузальный период — постменопаузальный период и 2 года после менопаузы;

  4. постменопаузальный период начинается после менопаузы и длится до конца жизни.

К 45 годам у женщины угасает детородная, а к 55 годам — гормональная функция репродуктивной системы.

Пременопаузальный период жизни характеризуется высокой социальной активностью женщины, обусловленной накопленным жизненным опытом, знаниями и т.д. Вместе с тем в этом возрасте снижаются защитные силы организма, повышается неинфекционная заболеваемость, постепенно нарастает масса тела на фоне выраженных изменений в репродуктивной системе. Начинается постепенное уменьшение гормональной функции яичников, которое характеризуется наступлением менопаузы. В результате нарушения функции яичников возникают кровотечения из измененной слизистой оболочки матки. В постменопаузе продолжается прогрессивное снижение гормональной функции яичников. При этом идут процессы инволюции не только в органах репродуктивной системы, но и во всех других органах и системах. Уменьшается матка, слизистая оболочка влагалища истончается, складчатость уменьшается, появляется сухость влагалища. Происходят атрофические изменения в мочевом пузыре, мочеиспускательном канале, мышцах тазового дна. Это ведет к недержанию мочи при напряжении, опущении стенок влагалища и матки. Существенно изменяется обмен веществ с избыточным отложением подкожного жира. Повышается свертываемость крови вследствие снижения выработки эстрогенных гормонов, начинается потеря кальция, в костной ткани уменьшение костного вещества. Все это ведет к тяжелым последствиям: остеохондрозу, переломам трубчатых костей и наиболее опасному из них - перелому шейки бедра. При разнообразных осложнениях климактерического периода, а также с целью их профилактики необходимо обратиться к акушеру-гинекологу. Современная медицина располагает высокоэффективными средствами, которые позволяют надёжно предотвращать перечисленные выше осложнения и обеспечить высокое качество жизни женщины в пре- и постменопаузе.

Менопауза не всегда ощутимо отражается на сексуальной активности [4]. Когда женщина сталкивается с физиологическими и психологическими изменениями, связанными с климаксом, это может вызвать временные сдвиги в ее сексуальном желании. Оно может возрасти или уменьшиться, но обычно в нем не происходит значительных долгосрочных перемен. Когда женщины приближаются к менопаузе, они иногда предполагают, что больше не могут забеременеть. Однако примерно 25 % женщин в возрасте более 40 все еще подвергаются риску нежелательной беременности, поэтому в данной возрастной группе соотношение числа абортов к числу родов может возрастать [10].

Процесс, в ходе которого индивид приобретает черты того или иного пола, называется половой дифференциацией. Он начинается на генетическом уровне в момент оплодотворения яйцеклетки сперматозоидом. С этого момента начинает разворачиваться генетическая программа, которая, в сочетании со всеми гормональными, социальными и психологическими факторами, в конце концов, приведет к гендерной идентичности взрослого человека. Факторы, которые способны оказывать на это влияние, бесконечно разнообразны и сложны [22]. Поэтому, отдавая должное огромному влиянию физиологического развития, невозможно оставить без внимания роль социально-психологических процессов. Некоторые же авторы даже придают им ведущее значение [3 – 6, 8, 19, 23 - 26]. Так, К.Хорни, критикуя биологизаторскую точку зрения Фрейда, утверждает, что поведение женщин «жестко обусловлено ходом событий в детстве и реакцией девочек на них. Обстоятельства способны воздействовать с такой принудительной силой, что возможным оказывается единственное решение» [3, стр. 325], а «решающей стадией для дальнейшего психосексуального развития является период, когда складываются первые объектные отношения в семье»[3, стр.67]. По мнению Хорни закономерность отношений женщины к собственным детям такова: мать переносит на детей специфику отношения к родителю соответствующего пола и отражает конфликты собственного детства на взаимодействие со своими детьми. Например, перенос любви с отца на сына сопровождается чувством враждебности, что имело место в отцовско-дочерних отношениях на фаллической стадии, поскольку отец не удовлетворял в полной мере направленных на него либидонозных желаний. Ревность к матери провоцирует последующее враждебное чувство к собственной дочери. При обратном варианте комплекса Электры (девочка продолжает фиксироваться на матери как объекте любви и враждебно относится к отцу) в будущем женщина будет испытывать противоположные чувства к детям соответствующего пола.

Роль психологических переживаний и социальных отношений подчеркивается Д. Винникотом, который пишет, что способность женщины «быть достаточно хорошей матерью» формируется на основе ее опыта взаимодействия с собственной матерью, в игре, во взаимодействии с маленькими детьми в детстве, а также в процессе собственной беременности и материнства [27]. Такой же точки зрения придерживается ведущий международный специалист по женской психологии Мишель Палуди, указывая на ведущую роль образца, предлагаемого матерью маленькой девочки [4] и Т.И. Дымнова, объясняющая влияние родительской семьи на развитие личности ребенка и его семейный сценарий в будущей взрослой жизни [24]. Другие авторы предполагают наличие связи между материнской депривацией в детстве и формированием девиантного материнства у таких девочек во взрослой жизни [25, 28 - 30]. По мнению Г. Г. Филипповой наиболее решающее воздействие оказывают отношения с собственной матерью и семейная модель материнства. Она разрабатывает модель онтогенетического развития материнской сферы, в которой главная роль отводится социально-психологическим факторам [31 - 35]. С точки зрения Филипповой развитие женщины как субъекта репродуктивного поведения включает 6 этапов:

1. Этап взаимодействия с собственной матерью в раннем онтогенезе

У антропоидов и человека этот этап включает пренатальный период и продолжается на всех этапах развития при взаимодей­ствии с собственной матерью или другими носителями материнских функций. Наиболее важным является возрастной период до трех лет, так как на данном этапе происходит освоение эмоциональ­ного значения ситуации материнско-детского взаимодeйствия, а также возникновение эмоциональной реакции на некоторые ключевые стимулы первого компонента гештальта младенчества (физические характеристики) [36] и элементы операционального состава материнской сферы (мимические реакции, эмоциональная окраска движений, особенности вокализаций).



2. Игровой этап и взаимодействие со сверстниками

На дочеловеческой стадии этот этап характеризуется развитием неспецифических для материнской сферы мотивационных основ в процессе общения, деятельности, при отработке в игровых ситуациях объекта цели как объекта охраны, заботы и т.п. Специфическим отличием этого этапа у че­ловека является становление в процессе сюжетно-ролевой игры семейной тематики основных компонентов материнской сферы. По мнению зарубежных авторов, маленькие девочки вырастают с сознанием материнской обязанности, так как их поощряют играть в куклы и положительно подкрепляют такое поведение. Исследование родителей показало, что среди них наблюдается сильная тенденция поощрять у своих детей деятельность, типичную для их гендера. Указывалось, что игра с куклами имеет большое значение для девочек, поскольку помогает усвоить заботливое поведение, которое со временем переносится на уход за детьми. Существует мнение, что уже в подростковом возрасте девочки лучше мальчиков могут присматривать за маленькими детьми [4].



3.Этап нянъчания

На этом этапе детеныш (ребенок) приобрета­ет значение объекта деятельности и развиваются потребности в его охране и заботе о нем, а также закладываются основы третьей потребности - потребности в материнстве, которую можно охарактеризовать как стремление иметь специфические переживания, получаемые в про­цессе удовлетворения первых двух потребностей. Потребность в материнстве требует рефлексии своих субъективных состояний и соотнесения с условиями и способами их получения. В полно­ценном виде она представлена только у человека, однако, некоторые элементы появляются уже у выс­ших млекопитающих. Этап няньчания имеет выраженные возрастные границы: с 5 - 6 лет до начала полового созревания, и включает опыт собственного взаимодействия с объектом - носителем гештальта младенчества, наблюдение за взаимодействием взрослых с ребенком, воспри­ятие и рефлексию отношения других людей и об­щества в целом к взрослым, выполняющим мате­ринские функции. Этот опыт оказывает влияние на фор­мирование всех компонентов материнской сферы и делает данный этап одним из ведущих в ее развитии не только на человеческой стадии развития, но и на предшествующих ступенях эволюционного ряда.



4. Этап дифференциации мотивационных основ половой и родительской сфер поведения

Подростковый возраст является периодом "обострения влечений" [37], когда все нарушения в психическом развитии выступают особенно ярко. Особенно это касается развития мотивационных основ поведения, в частности мотивационных основ материнского и полового поведения. По мнению К. Хорни: «…у женщины часть сексуальной энергии передана репродуктивным процессам» [3].

Материнское поведение (в широком смысле - родительское) и половое поведение
объединяются в репродуктивную сферу и направлены на решение единой биологической задачи - продолжение рода. Однако, содержание указанных форм поведения, в частности, их мотивационных основ имеет существенное различие. Особенностью развития мотивационных основ материнского поведения и мотивационных основ полового поведения в онтогенезе является то, что, в отличие от других форм поведения, реализация формирующихся психических структур происходит уже во взрослом состоянии. Становление рассматриваемых мотивационных основ проходит ряд этапов, имеющих свое содержание и возрастную отнесенность (сензитивные периоды). Под содержанием понимается развитие психофизиологических структур данной потребностно-мотивационной сферы, процесс опредмечивания мотивации, формирование социокультурных основ поведения и т.д.

Спецификой репродуктивной сферы является то, что удовлетворение лежащих в ее основе потребностей не носит витальный характер. Отсутствие реализации рассматриваемых форм поведения в жизни индивида опосредованно влияет на его психику и, в конечном счете, личность. В связи с этим с биологической точки зрения необходимо существование эффективного потребностно-мотивационного механизма, обеспечивающего стремление субъекта к реализации этих форм поведения. Таким механизмом являются половая потребность и потребность в заботе о ребенке, лежащие в основе соответствующих мотивационных образований, регулирующих половое и материнское поведение. Названные выше особенности этих сфер поведения требуют и специфических условий, обеспечивающих их правильное и своевременное формирование в онтогенезе.

Особенность человека состоит в том, что содержание выделенных периодов развития мотивационных основ материнского поведения и мотивационных основ полового поведения испытывает сильное (в некоторых случаях - решающее) влияние социокультурного фактора. Эксплуатация этого фактора в процессе воспитания детей без грамотной опоры на имеющиеся биологические основы развития мотивационных основ может привести к нарушению и даже извращению рассматриваемых форм поведения. Мотивационные основы материнского поведения и мотивационные основы полового поведения имеют различный путь развития в онтогенезе. Однако, некоторые психофизиологические основания этих форм поведения являются близкими, а, возможно, и общими. Это в первую очередь касается тактильной чувствительности, которая рассматривается как одна из составляющих формирования мотивационных основ материнского и полового поведения.

Тактильно-физический контакт очень важен как в сфере материнского поведения, так и в половом поведении. В материнском поведении потребность в физическом контакте обеспечивает необходимое влечение матери к ребенку, стимулирует ее предоставить ребенку условия, необходимые для успешного развития его психики и является важным фактором установления и регулирования взаимосвязи матери и младенца. В половом поведении тактильно-физический контакт является, возможно, самым главным фактором, так как вся стимуляция, обеспечивающая половое влечение (удовлетворение половой потребности) основана на тактильных ощущениях. Некоторые зоны тела, тактильная стимуляция которых задействована в опредмечивании мотивации материнского поведения и полового поведения, перекрываются (например, ротовая область, область груди, сосков, ладони рук, общая поверхность кожи). Содержание же ощущений при реализации разных форм поведения - различно. Результаты исследования развития мотивационных основ материнского поведения и мотивационных основ полового поведения в онтогенезе на сравнительно-психологическом материале позволили выделить ряд этапов развития рассматриваемых мотивационных основ в онтогенезе. При этом, подростковый возраст является периодом дифференциации мотивационных основ материнского поведения и мотивационных основ полового поведения, что в первую очередь касается именно развития тактильно-физического контакта. В отношении мотивационных основ это означает отнесение соответствующих тактильных ощущений в определенную мотивационную сферу. В подростковом возрасте происходит опредмечивание половой потребности, в частности на гормональном фоне активно формируются эрогенные зоны. К этому моменту тактильный блок мотивационных основ материнского поведения должен быть уже опредмечен, что происходит на предыдущих этапах развития материнского поведения (в период общения со взрослыми, в первую очередь - с матерью, в младенчестве, и в период "няньчания", предшествующий половому созреванию). Тактильный компонент уже должен иметь определенную мотивационную отнесенность и запускать соотвествующие эмоции - отношение к младенцу. Для развития материнской сферы у человека особое значение имеет объединение компонентов гештальта младенчества на соответствующем объекте (ребенке) до начала полового созревания, что обеспечивает адекватное мотивационное значение ситуации взаимодействия с ребенком после родов. Присутствие объекта деятельности материнской сферы в этом случае становится медиатором, обеспечи­вающим возникновение ситуативных эмоций и поведенческих реакций.

При нарушении в формировании мотивационных основ материнского поведения (недостатки в тактильных контактах с матерью, в более старшем возрасте - с младенцами)
соответствующая "пустота" заполняется мощно созревающей половой мотивацией, и
тактильный компонент перестает "работать" на материнское поведения. Это может
повлечь за собой нарушения в мотивационных основах материнского поведения женщины, нарушить и даже извратить ее отношение к младенцу.

С другой стороны, угнетение опредмечивания мотивационных основ полового поведения, что особенно касается тактильного компонента, так как именно он находится под "социальным запретом", может повести к искажению полового поведения. Влияние такого рода нарушений на взаимоотношения матери с младенцем хорошо изучено и является одним из теоретических оснований в построении методологии ряда психотерапевтических направлений.

Таким образом, "правильный" путь развития мотивационных основ материнского поведения и мотивационных основ полового поведения в онтогенезе гарантирует своевременную дифференциацию тактильного компонента этих сфер поведения. Сформулированный подход дает возможность диагностировать и корректировать развитие мотивационных основ репродуктивной сферы поведения.

Этот этап онтоге­неза имеет существенные видовые различия на предчеловеческой стадии развития и самостоя­тельную специфику на человеческой стадии, обусловленную осознанием связи половой и материн­ской сфер и конкретно-культурными моделями их реализации в поведении.

5. Этап конкретизации онтогенетического развития материнской сферы в реальном взаимодействии с ребенком

Данный этап включает несколько самостоятельных пе­риодов: беременность, роды, послеродовой пери­од, младенческий возраст ребенка и пере­ходный период к последнему этапу развития материн­ской сферы, основанный на динамике третьего компонента гештальта младенчества (инфантильная результативность – продукты активности ребенка).

6. Завершающий этап развития материнской сферы

Последний, шестой этап развития материн­ской сферы в онтогенезе характеризуется обра­зованием у матери эмоциональной привязаннос­ти к ребенку, личностного принятия и личностно­го интереса к внутреннему субъективному миру ребенка, его развитию и изменению. Это проис­ходит на основе динамики эмоционального реаги­рования матери на онтогенетическое изменение третьего компонента гештальта младенчества. В результате образуется устойчивая детско-родительская связь после выхода ребенка из возраста с характеристиками гештальта младенчества и происходит пролонгация потребности в заботе и модификация содержания потребности в материнстве у женщины. Этот этап полноценно представлен у человека, но имеет некоторую преддиспозицию у приматов, особенно у высших: существование пожизненных эмоциональных связей и внутрисемейных самковых линий, обеспечивающих взаимопо­мощь и удовлетворение потребности в эмоциональ­ном контакте, что в литературе рассматривается как гоминоидная стратегия [38].



Таким образом, подводя итог рассмотрению развития женщины как субъекта репродуктивного поведения, можно сказать, что физиологическое созревание организма создает основу для возможности реализации репродуктивных функций, в то время как социально-психологические факторы будут определять направленность и содержание данного типа активности.

Литература

  1. Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. – Минск, 2001.

  2. Сексология

  3. Хорни К. Психология женщины. – М., 2003.

  4. Палуди М. Секреты женщин в психологии. – СПб, М., 2003.

  5. Golombok S., Fivush R. Gender development. Cambridge: Cambridge University Press. 1994.

  6. Thorne B. Gender play: Girls and boys in school. New Brunswick, NJ: Rutgers University Press. 1993.

  7. Deutsch H. Psychoanalyse der weiblichen Sexualfunktionen. – 1925.

  8. Deutsch H. Psychology of women. – New York. Crane and Station. – 1945. – 608 p.

  9. Лоуэн А. Любовь и оргазм. – Р/н/Д, 1998.

  10. Г. Келли, 2000

  11. Равич – Щербо И.В., Марютина Т.М., Григоренко Е.Л. Психогенетика. – М., 1999.

  12. Udry, 1990

  13. И. Ю. Кулагина, В. Н. Колюцкий, 2001

  14. Л. Б. Шнейдер, 2000

  15. Денисенко М.Б., Далла Зуанна Ж.-П. Сексуальное поведение российской молодежи // Социс, 2001. № 2. с. 83 – 87.

  16. Hyde J., DeLamater J. Understanding human sexuality. New York: McGraw Hill. 1999

  17. Michael R., Gagnon J., Laumann E., Kolata G. Sex in America: A definitive survey. Boston: Little, Brown. 1994.

  18. О. А. Лебедева и соавт., 2003

  19. Эриксон Э. Детство и общество. - СПб, 1996.

  20. Эриксон Э. Идентичность. Юность и кризис. - СПб, 1996.

  21. Жедунова Л.Г., Калинина О.Н. Особенности развития женской идентичности в период первой беременности / Сб. научн. тр. междунар. конгресса «Проблемы социальной психологии XXI века». Т. 1. – Ярославль, 2001. с. 252 – 254.

  22. Hunter, 1995

  23. Филиппова Г.Г. Развитие материнского поведения в онтогенезе // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психол. об-ва, Т. 2. Вып. 3. М., 1996. С. 133.

  24. Дымнова Т.И. Зависимость характеристик супружеской семьи от родительской // Вопросы психологии. 1998. № 2. с. 46 – 57.

  25. Брутман В.И., Варга А.Я., Хамитова И.Ю. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери // Психол. журнал, 2000. № 2. с. 79 – 88.

  26. Берто Д. Семейные межпоколенные трансмиссии: опыт сравнительного анализа // Психоанализ и науки о человеке. – М., 1996. с. 135 – 146.

  27. Винникот Д. В. Маленькие дети и их матери. – М., 1998.

  28. Брутман В.И., Радионова М.С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Вопросы психологии, 1997. № 6. с. 38 – 48.

  29. Брутман В.И., Варга А.Я., Радионова М.С. Особенности семейного воспитания и личностные характеристики женщин, бросивших своих детей // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психологического общества. Т. 2. Вып. 4. – М., 1996. с. 151 – 152.

  30. Брутман В.И., Ениколопов С.Н., Миледина Л.В. Материнская агрессия, отказ от ребенка и репродукция циклов семейного насилия // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психологического общества. Т. 2. Вып. 4. – М., 1996. с. 153 – 154.

  31. Филиппова Г.Г. Образ мира и мотивационные ос­новы материнства // Проблемы изучения и разви­тия личности дошкольника. Пермь, 1995. С. 31-36.

  32. Филиппова Г.Г. Дифференциация мотивационных основ материнского и полового поведения в подро­стковом возрасте // Материалы межд. научно-практ. конф. памяти К.С. Лебединской. М., 1995. С.112-114.

  33. Филиппова Г.Г. Психологические особенности ранней беременности и их влияние на развитие ре­продуктивного поведения // Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подростков. Мат. Росс. научно-практ. конф., 26-28 нояб. 1996.

  34. Филиппова Г.Г. Материнство: сравнительно – психологический подход // Психол. журнал, 1999. № 5. с. 81 – 89.

  35. Филиппова Г.Г. Материнство: основные аспекты его исследования в психологии // Вопросы психологии, 2001. № 2.

  36. Csermely D., Mainardi D. Iпfапt sigпаls // Веhаv. Нum. Infants. Ргос. lst wогкshор. Iпt.Sсh. Еuthol. Веhаv.

  37. Лебединская К.С. Подростки с нарушениями в аффективной сфере - М., 1988.

  38. Тих Н.А. Предыстория общества. М., 1970.
скачать файл



Смотрите также:
1 Возрастная периодизация женщины как субъекта репродуктивного поведения
329.3kb.
Задание Младшая возрастная группа Средняя возрастная группа
68.01kb.
«Культура поведения курсанта вкинотеатре»1 основные требования к культуре поведения в кинотеатре3 Основные правила культуры поведения курсанта в кинотеатре4 Заключение5 Список использованной литературыВведениеСовременный человек то и дело оказывается в
61.17kb.
Книжная выставка «Мужчины с Марса, женщины с Венеры» из цикла «Траектория любви». Книги по психологии взаимоотношений мужчины и женщины
51.43kb.
Книжная выставка «Мужчины с Марса, женщины с Венеры» из цикла «Траектория любви». Книги по психологии взаимоотношений мужчины и женщины
51.43kb.
Чемпионат (мужчины и женщины) и первенство (молодежь (мужчины и женщины), юниоры и юниорки, юноши и
3954.75kb.
Современные проблемы культурологической парадигмы образования
562.6kb.
Познание как предмет философии специфика социального познания
317.3kb.
Зелинский А. Ф. Криминальная психология
2787.73kb.
Биография и античное письмо «Личность» и«индивидуальность»
281.82kb.
Почему любовь умирает и есть ли она вообще? Мужчины и женщины это пассажиры на несуществующем поезде, едущие в никуда
883.87kb.
Как могла выглядеть клеопатра, дочь митридата евпатора
103.68kb.