klevoz.ru страница 1
скачать файл
17.08.2004

Текст Шри Рамана Махарши «Будь тем, кто ты есть!».
Различие между бандху и джняни. Быть в сердце.
Гибкость и интеграция. Аналогия ума и беспокойной собачки.

«В чем различие между баддха и мукта (обыденным человеком и освобожденным)? Бадха живет головой, не осознавая себя в сердце, а джняна-сиддха - джняни, живет в сердце. Когда последний перемещается и обращается с людьми и вещами, то знает, что видимое им неотдельно от единой высочайшей реальности -Брахмана, которого он осознает в сердце как свое собственное «Я», реальность».
В чем различие между обыденным человеком и освобожденным? Обыденный человек живет головой, не осознавая себя в сердце. Джняна-сиддха живет в сердце.

Как жить в сердце, в пространстве таковости? Это всегда значит – слушать его при любых обстоятельствах. Для начала мы должны отделить сердце от того, что им не является, породить четкое, однозначное, вполне определенное различение. Мы должны полностью разграничить функции обыденного ума, эго и сердца. Под сердцем здесь конечно, имеется в виду сердечное пространство, пространство Истинного «Я». И мы должны для начала их разделить однозначно, четко, без всякой неясности. Сейчас они перемешаны, мы часто путаем их. Так новичок путает относительную и абсолютную истину. Иногда он проецирует относительную истину на Абсолют, иногда он в относительном измерении пытается неумело проявлять абсолютное видение. Тот же, кто разделил эти две истины, знает цену каждой.

Допустим, неопытный человек, который знает только интеллектуальное самоосвобождение, он еще не хранит его в сердце, поэтому он нуждается в чем-то внешнем, в выражении. Допустим, если он на кухне, к нему можно подойти и спросить: «Готов ли прасад?». Желая продемонстрировать свое видение, он может сказать: «Прасад или не прасад, готов или не готов – все это иллюзия. В недвойственном уме вообще нет никаких качеств». Но разве его спрашивают об Абсолюте или самоосвобождении? Ему в относительном измерении задают вполне конкретный вопрос. То есть лила другая ведь - относительная. Это означает, что он не сынтегрировался достаточно с лилой, хотя совершает героические попытки самоосвободиться хоть как-то. То есть в душе у него еще присутствия глубокого нет, а просто есть ментальное подобие, и оно еще негибкое, оно еще не интегрировано. Но для новичка это нормально.

А что более глубокий практик? Он в душе знает, что ни прасад, ни готов, ни не готов… Он знает и молчит. Почему он молчит? Потому что говорить некому. И некому об этом рассказывать. Он это понял. Если его спросят должным образом в должных обстоятельствах, он расскажет. Нет, он изобразить из себя того, кто пребывает в неведении. Тем не менее, поскольку он принял решение интегрироваться с какими-либо проявлениями, быть в какой-либо игре или лиле, то он четко понимает, что эти два состояния разделены. Поэтому, будучи за пределами всех качеств, он спрашивает о прасаде.

У него есть как бы два сознания, два уровня реальности, и он беспрепятственно и очень свободно движется в этих двух уровнях. Его сознание находится в Абсолюте, его относительный ум и тело находится в относительном измерении. Это уже как бы игра. Он полностью не отождествлен ни с «я», ни с прасадом, тем не менее, он задает такой вопрос или готовит прасад. И две эти линии существуют параллельно. Они полностью раздельные как северный и южный полюс. У неопытного практика непонятно, где северный, а где южный полюс. У него экватор, примерно. Но когда эти два полюса разделены, то он просто играет, перемещаясь от одного полюса к другому. Он полностью свободен. В дзен это называют положением гостя и положением хозяина. Иногда он может проявить положение хозяина, то есть Абсолютного ума, иногда – положение гостя, относительного ума. Это и есть гибкость. Гибкость ума заключается в том, что мы свободно можем принимать роль гостя или роль хозяина. Неопытный практик этих ролей не совсем понимает или совсем не понимает.

Гибкость означает учитывать ситуацию и интегрироваться с ней. Интегрироваться означает, настраиваться на нее, быть в состоянии гибкого спонтанного отклика, в состоянии гармонии с ситуацией. Ну а с чем интегрироваться и на что настраиваться, принимает решение его самый тонкий ум. Если такое решение принято, то такая интеграция происходит. То есть принято решение следовать таким правилам, происходит интеграция с этими правилами. Если принято решение их отменить, то происходит интеграция с решением их отменить, проявляется другая лила. Но если принято решение интеграции, то такая интеграция происходит. Принято решение готовить прасад – происходит интеграция с этим. Принято решение поститься, практиковать аскезу – интегрируешься с этим. Принято решение быть в ритрите, происходит интеграция с этим. Принято решение заниматься служением – происходит интеграция с этим. То есть в любом случае есть гармония, потому что есть полнота отклика на ситуацию, и нигде тогда нет убытка или ущерба. Принято решение заботиться о теле, обрести сиддхи долгой жизни – происходит настройка, гармония, и благодаря этому они достигаются. Принято решение истязать тело ради самоосвобождения – ну что ж, это другая лила. Если решение принимается практиковать аскетизм, происходит гармония и с этим. Но нигде нет замешательства. В зависимости от того, какое решение происходит, какой отклик из естественного состояния на ситуацию есть, такие лилы и выбираются. Принято решение укреплять монашество, происходит отклик и интеграция с ситуацией монашества. Принято решение танцевать безумный танец авадхуты – происходит отклик на другую лилу. Все это полноценно и полноправно. То есть это ситуация без выбора, без оценки. Ничто не признается неправильным. Ничто не признается правильным. Все однозначно, абсолютно, чисто и совершенно. Ничто не выбирается, но ничто и не отвергается. Происходит просто чистый естественный спонтанный отклик.

Йогин перестает в обычном смысле руководствоваться мышлением, то есть он его использует, но перестает им руководствоваться, как и сформированным опытом, эгоистичной мотивацией, страхами, надеждами, цепляниями. Это просто непрерывный такой живой отклик постоянный, что-то наподобие игры в теннис. Вам послали шарик – вы прыгнули и отбили. Снова ждете. Вам послали шарик – вы прыгнули и отбили. У вас нет мыслей: «Я сделаю два шага, махну ракеткой, ударю по шарику». Ваше тело просто реагирует. Это просто отклик, мгновенный, естественный, просто естественно присущий вам.

Такой йогин просто движется, переливаясь среди объектов, вещей, событий и людей. Он движется в состоянии безсубъектности, безобъектности. Он движется как центрированный фокус однородного пространства. Это пространство просто играет, откликаясь на разные ситуации. У него четко разделено состояние пространства и состояние относительной ситуации. Когда йогин находится в состоянии пространства, у него нет никаких мыслей об относительном, никаких суждений, никакой логики, никакого сформированного опыта. Он полностью это все отбрасывает. Нет никаких фиксированных идей, никаких предпочтений, никаких оценок. Он полностью за пределами в отношении вообще чего бы то ни было.

Когда же он находится в состоянии гармоничного отклика и интеграции с ситуацией, то, наоборот, у него есть полное, тотальное вхождение в ситуацию, абсолютное принятие лилы этой ситуации, абсолютная с ней интеграция и проявление. Так, словно эта ситуация для него в данный момент самая важная на свете. Хотя для него нет ничего важного на свете.

Исконное пространство присутствует, но и ситуация присутствует также. И когда две эти вещи присутствуют, это и есть объединение созерцания с поведением, практика проявления - лила, игра. Вот такое состояние это и есть то, что нам сказал Рамана, когда «человек живет в сердце».

Два состояния внутри него полностью поняты, прояснены, отличны одно от другого и размещены по разным полюсам. Он имеет в сердце пространство, а вовне откликается на ситуацию. Либо, если он в медитации, обращается к пространству, ситуация исчезает. И так в каждый момент.

Другими словами, такой йогин не имеет больше никакого кармического действия. Чем бы он ни занимался, это становится мистическим ритуалом, священнодействием. Каждое слово подобно благословению или мантре.


«Когда последний перемещается и общается с людьми и вещами, то знает, что видимое им неотдельно от единой высочайшей реальности, Брахмана, которого он осознает в сердце как свое собственное «Я», реальность».
Когда такой джняни перемещается, общается с людьми и вещами, он знает, что все, им воспринимаемое, не отделено от той реальности, которую он воспринимает в сердце как свое «Я».

Его жизнь становится такой непрерывной игрой или творчеством этой энергии. Если он решает проявлять себя, то он проявляет себя. Если он принимает решение проявлять самоосвобождение, он проявляет самоосвобождение, давая урок другим. Но у него нет больше опоры на эго, на личность, хотя личность не отвергается, она просто понимается как пустая.

Задается вопрос: «А обычный человек?»

Махариши говорит: «А обычный человек видит вещи вне себя, то есть он отделен от мира, от своей собственной глубинной Истины. От Истины, которая поддерживает его и все видимое им. Видеть вещи вне себя – есть заблуждение».

К примеру, я не чувствую, что я читаю лекцию. Что-то говорит язык, и ум подбирает какие-то фразы из тонкого интеллекта. Я не чувствую, что я читаю лекцию другим, что есть другие, в принципе. Это однородное состояние. Но в относительном измерении можно сказать, что есть игра в двойственность. Но когда мы забываем пребывание в сердце, мы начинаем видеть вещи вне себя, и тогда к вещам начинается отношение, их оценки и прочее.

Когда вы становитесь послушниками, монахами, сначала вы действительно становитесь послушниками и монахами. По мере прояснения вашего ума вы видите, что не существует мира вне вашего сознания. Не существует вас ни как мирян, ни как монахов, ни как мужчин, ни как женщин. Не существует других - ни как мирян, ни как монахов. В основе не существует. Тем не менее, все проявляется многообразно, бесконечно, активно, каждое в соответствии со своим уровнем по иерархии, строго в каждой мандале. И это непостижимо. Ничего нет, но все проявляется. И вы это просто наблюдаете – пустотную игру этих форм. Тогда вы меняете отношение также и к себе: из стадии человека, ставшего монахом, обусловленного кармой, вы переходите к практике игры, когда вы уже становитесь подобными пустотному божеству. На этот переход понадобиться талантливым - лет двенадцать, менее талантливым – лет двадцать, тридцать. Люди с другими качествами к нам обычно не попадают. Они останавливаются где-то там, на стадии первых испытаний. Чтобы к нам попасть, надо иметь качества либо вира, либо дивья.

Когда вы переходите в такую стадию игры, сансара перестает быть для вас сансарой. Есть только прояснение, непрестанное прояснение недвойственной основы.
«Человек же, постигший высочайшую правду своего собственного бытия, осознает, что она является единой высочайшей реальностью, находящейся за ним, за миром. Фактически он осознает единое как реальность, «Я» во всех индивидуальных «я», во всех вещах, вечное и неизменное во всем непостоянном и изменчивом».

Осознать единую высочайшую реальность, значит утвердиться в тонком пространстве сознания, в котором нет места эго, желаниям, времени, причинам и следствиям. Потому что все это – функции того, что имеет имя и форму. Тот, кто в нем утвердился, у того спонтанно проявляется совершенство, различные качества. То есть все совершенства, которые есть в мире людей, это отголоски такого утверждения. Вновь и вновь мы проясняем это и углубляем такое утверждение.

Сначала у нас нет уверенности в том, что мы его как-то нащупали. Но, по крайней мере, мы можем быть уверены, допустим, в Ахам Вритти. Мы знаем, что чувство «Я» реально. Мы четко можем различать, когда мы помним чувство «Я» и когда его забываем. И когда мы пытаемся держать такое чувство «Я», то видим, что можно его держать почти целый день. Тогда мы понимаем: вот это – обнаженное осознавание, когда наблюдатель отделен от всего остального.

Многие йогины рекомендуют, особенно в ритрите, написать себе такие записки: «помни себя», «вспомни», чтобы мы приучили свой ум возвращаться постоянно назад от объектов.

Вначале ум не послушен, как собачка, которую ведет хозяин, которая постоянно пытается вырваться. Но хозяин, вновь и вновь, притягивая ее, возвращает ее назад. Тогда собачка успокаивается и может идти без поводка. Но все-таки, если рядом появится другая большая собака или машина, она снова начнет дергаться, и может снова побежать, то есть это еще не совсем надежно. Если какое-то крупное впечатление возникнет, то собачка снова может задергаться, заколебаться. Поэтому хозяин должен тренировать собачку так, чтобы она не дрожала, даже когда слон пройдет, лев, или обрушится гора, или вспыхнет вспышка, подобная солнцу. Эта собачка - это ум, который постоянно хочет очароваться объектами. Тогда хозяин объясняет этой собачке. Под хозяином мы имеем в виду буддхи, тонкий, разумный интеллект. Смотри на все, как на иллюзию, что бы пред тобой ни появилось. Увидишь ли ты слона, или огромный автомобиль, то есть любое впечатление не должно тебя впечатлить. Таким образом, йогин тренирует свое наблюдение.

Когда такая собачка больше уже не кидается ни на внешние объекты, ни на что, она медленно-медленно начинает разворачиваться на хозяина. Она раньше только слышала его голос, но не видела. Он был для нее просто голосом из пустоты. Но когда она медленно-медленно разворачивается на хозяина, она начинает видеть его. И она обнаруживает, какой у нее прекрасный хозяин, мудрый, чудесный и глубокий. Она видит, что ее защищает очень могущественный хозяин, что она полностью взята под опеку. Что ей не было нужды пугаться, дергаться, обрывать поводок. Ее опекает очень мощный хозяин, который в любой ситуации всегда с ней. И постепенно собачка приучается смотреть на хозяина. В любых обстоятельствах она всегда уже смотрит только на него. Это процесс переориентации нашего сознания к Всевышнему Источнику, к сердечному пространству.

Наш ум-собачка начинает все больше и больше смотреть на этот Источник, и ориентироваться всегда только на него. Иногда даже возникает такой страх потерять связь с этим Источником. То есть мы начинаем им дорожить, как самым великим сердцем. То есть мы готовы пожертвовать чем угодно, но только не этим хозяином. Мы знаем, что из него исходит все. Этот хозяин оказывается настолько чудесный, что собачка видит, что львы, слоны, дома и машины, которые она видела – это все сотворил он для ее тренировки, можно сказать, для отработки ее концентрации.

Наконец, эта собачка, однажды, решает для себя: «Все, хватит бегать за внешними иллюзиями, мне нужно полностью обрести прибежище в хозяине», понимая, что это единственная возможность для нее развиваться, и вообще ход вещей таков. Она понимает, что как только она доверяет хозяину, сразу же ее возможности возрастают. Она может летать быстрее ветра и становится больше слона. Тогда она понимает, что ее собственные потуги никакой роли не играют. Но как только она обретает хозяина и доверие к нему, то ее собственные качества полностью вырастают. Она начинает всегда доверять этому хозяину, хотя еще и есть раздельность. Она ему как бы доверяет, но еще имеет иллюзии в отношении собственной воли, собственных возможностей и прочее. Еще какая-то часть иллюзии «я» сохранилась. Но по мере практики эта собачка начинает обнаруживать, что даже эти последние иллюзии сдерживают и ограничивают ее, мешают ей. И она принимает решение абсолютной, тотальной самоотдачи.

В какой-то момент собачка умнеет и думает: «Мало просто слушаться хозяина во всем. Он просто превосходит настолько, что лучше полностью с ним слиться». Это что-то наподобие того, что собачка решает сделать хирургическую пластическую операцию и сменить облик на человека, сразу поменять статус. Она решила отказаться от себя и перейти в другое положение.

Ум начинает полностью поглощаться безграничным Источником. Такое поглощение происходит день и ночь. Это самотрансценденция, подобная тому, как соляная кукла тает в океане. Здесь уже нет места надежде, страхам. Есть только полное доверие ума-собачки хозяину-Атману. Безграничное, абсолютное доверие, не имеющее сомнений, тотальное доверие. Доверие, которое рассеивает кучу заблуждений, тучу страданий, невежества, тамаса, вообще всего, которое рассеивает вообще идею «я» как таковую. Доверие, которое уничтожает все фиксированные идеи, мирские представления, цепляния и привязанности, ложность схваченности личными качествами, суждениями, когда все-все-все видится абсолютно абсурдным, абсолютно иллюзорным, абсолютно не выражающим истинное «Я».

Происходит такой отказ от всего. Вы видите, что ваши мысли - полная иллюзия, ваше личное чувство «я» - полная иллюзия, ваша воля - полная иллюзия, ваши планы и надежды - полная иллюзия, ваши убеждения, ваше воспитание и образование, ваше все - это полная, полная иллюзия. Ни одна из фиксированных идей не принадлежит. Вы полностью переоцениваете свое видение по сравнению с этой безграничной истиной. Вы признаете тотальное проявление и торжество Абсолюта.

Когда такое происходит, вы уже перестаете различать, то ли вы – это вы, толи Абсолют – это вы, то ли вы – это Абсолют. Уже начинает такая тонкая игра, лила, когда трудно различить собственное «я» и абсолютное «Я». Они уже начинают смешиваться. Возникает единый вкус всех явлений.

К примеру, радость была радостью, а горе было горем. А теперь это формы однородной энергии, которая либо в такие лилы, либо в другие. Каждая имеет свою истину. Оскорбление было оскорблением, а почет был почетом, а теперь это одно. Это различные лилы Абсолюта. Наслаждение было одним, а страдание было другим, а теперь это тоже одно.

Происходит всеприятие, расслабление и укоренение. Можно сказать, что собачка трансформировалась и обрела видение хозяина – совершенное, запредельное, свободное. Оно настолько свободное, что оно как бы опьяняет. Если нет еще гибкости, оно может даже пьянить, приводить к отклонениям различным, опьянять своей свободой, когда собачку начинает нести. Она почувствовала себя хозяином. Она посмотрела на мир глазами хозяина. Многие проходят эту стадию. По-разному кармы проявляются. Самовыражение, если особенно нет обучения Учителя, и человек спонтанно вошел в это состояние, может проявляться очень сильно в это время. Но это тоже определенная иллюзия. Хотя нет никаких ограничений, тем не менее, не должно быть и никакой связанности.

У того, кто останавливается на этой стадии, еще у него есть тонкая-тонкая двойственность, привязанность к самовыражению, к определенному способу излучения энергии, к определенному видению.

Наконец, когда двойственность уходит, даже это исчезает. Собачка видит, что она всегда была хозяином. Что никакой собачки отдельной не было, а всегда был только хозяин, а собачка – это его продолжение, продолжение его тела, его часть, просто его игра в свое удовольствие, в желание развлечься. Никогда не было никакой собачки. То есть была некая ложная мысль, которая мыслила себя такой. Все становится на свои места.



Поэтому, когда возникает какая-либо ситуация, вы можете подумать: «Собачки нет. И никогда не было». Что же остается делать? Кланяться, есть прасад, спать, ходить на Бхаджан-мандалу, медитировать, делать служение, вставать в пять утра, ложиться в двадцать два часа – все как обычно.
скачать файл



Смотрите также:
Текст Шри Рамана Махарши «Будь тем, кто ты есть!». Различие между бандху и джняни. Быть в сердце. Гибкость и интеграция. Аналогия ума и беспокойной собачки
120.09kb.
Общие основы православной педагогики 3 1 Различие православной и секуляризованной педагогики 3 2 Теория и методика воспитания 4
138.68kb.
Мбоу сош №5 Оставить свой след на планете…
30.03kb.
Альфредо Бонанно. Борьба анархистов
263kb.
Предупреждение хранителей преданности
32.46kb.
Текст "Веданта Панчадаши" (Шри Видьяранья). Шравана. Настроиться на Гуру. Тренировать ум. Аналитическое мышление. Брахман, Ишвара, Джива. Пройти Путь. Опираться на концепцию "я брахман"
208.57kb.
Сказка «Есть Настоящее»
15.96kb.
Памятка по установке общедомовых приборов учета
59.87kb.
О я. М. Свердлове
22.59kb.
Хочешь быть счастливым ?
8.85kb.
Природные соединения и получение фосфора
195.13kb.
Русско-белорусский словарь Илья Мельников
1180.02kb.